Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Автомобильное право - Дтп при развороте на трассе судебная практика

Дтп при развороте на трассе судебная практика

Приговор № 22-4786/2015 от 10 декабря 2015 г. по делу № 22-4786/2015

, в связи с чем предварительное расследование, а также судебное следствие по настоящему уголовному делу проведено с обвинительным уклоном в отношении него. В апелляционном представлении государственный обвинитель Майфет Н.А., полагая, что приговор Палласовского районного суда Волгоградской области от 6 августа 2015 года вынесен в нарушение требований уголовного закона, просит его изменить, при назначении осуждённому наказания применить положения ч.

1 ст. , снизив назначенное наказание до 1 года 11 месяцев ограничения свободы.В обоснование доводов апелляционного представления указал, что суд установил в действиях Керимова С.А. в качестве обстоятельства смягчающего наказание оказание помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Вместе с тем, суд, при назначении наказания Керимову С.А., не указал о применении положений ч. 1 ст. . Полагает, что вышеуказанные нарушения закона при назначении наказания повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, в связи с чем приговор Палласовского районного суда Волгоградской области от 6 августа 2015 года в отношении Керимова С.А.

подлежит изменению, а назначенное наказание — смягчению.Стороны не настаивали на исследовании каких-либо доказательств в апелляционной инстанции. Учитывая их позицию, предмет спора, фактические обстоятельства уголовного дела и исследованные в суде первой инстанции доказательства, суд апелляционной инстанции не находит оснований для исследования каких-либо доказательств по инициативе суда. При этом суд апелляционной инстанции исходит из тех доказательств, которые были предметом исследования в суде первой инстанции, признанных полученными в соответствии с законом, так как они позволяют постановить законный, обоснованный и справедливый приговор, как того требуют положения ст.

и ст. ч. 7 УПК РФ.Проверив материалы уголовного дела, доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав мнение участников процесса, суд апелляционной инстанции считает, что обвинительный приговор в отношении Керимова С.А.

подлежит отмене с вынесением по делу оправдательного приговора по следующим основаниям.В соответствии с п.

1 ч. 1 ст. основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции;Согласно ст. приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если: выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осуждённого, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания.На основании п.

2 ч. 1 ст. в результате рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке суд вправе принять, среди прочего, решение об отмене обвинительного приговора и о вынесении оправдательного приговора.В силу ст.

в случае, если допущенное судом нарушение может быть устранено при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке, суд апелляционной инстанции устраняет данное нарушение, отменяет приговор суда первой инстанции и выносит новое судебное решение.Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, суд апелляционной инстанции находит обоснованными.Принимая решение, суд апелляционной инстанции учитывает, что при рассмотрении уголовного дела в отношении Керимова С.А., суд не вправе давать правовую оценку действиям другого участника ДТП, а также обсуждать вопрос о его виновности.При рассмотрении уголовного дела по существу, суду первой инстанции следовало исходить из того, что уголовная ответственность за преступление, предусмотренное статьёй , может иметь место лишь при условии наступления последствий, указанных в этой статье, и если эти последствия находятся в причинной связи с допущенными лицом нарушениями Правил дорожного движения.Кроме того, при исследовании причин создавшейся аварийной обстановки необходимо установить, какие пункты правил дорожного движения нарушены и какие нарушения находятся в прямой причинной связи с наступившими последствиями, предусмотренными статьёй .Выводы суда о виновности Керимова С.А.

в совершении им преступления, предусмотренного ч. 1 ст. , основаны на противоречивых доказательствах, имеющих существенное значение, принимая одни из которых, суд отверг другие, при этом, не приведя достаточной мотивации.В соответствии со ст. обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

В частности, излагая в приговоре выводы об обстоятельствах ДТП и нарушении водителем Керимовым С.А. требований ПДД РФ, усматривая, что его действия находятся в причинно-следственной связи с наступившими общественно-опасными последствиями, суд допустил нарушение требований ст. , в соответствии с которой описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать формулировки, не вызывающие сомнений и неясностей в толковании.

Так, суд указал, что осуждённый управляя автомобилем <.> совершил столкновение с автомобилем <.>, управляемым ФИО1, передвигавшимся во встречном направлении, которая при условии соблюдения водителем Керимовым С.А.

требований пункта 10.2 ПДД РФ не создавала как помехи для движения, так и опасности для движения водителю автомобиля <.>.Согласно ст.

обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Приговором даётся оценка всем доказательствам как уличающим, так и оправдывающим виновного.Данные требования закона судом первой инстанции выполнены не в полной мере.В судебном заседании Керимов С.А. виновным себя по предъявленному обвинению не признал, пояснил, что ему принадлежит автомобиль <.>, транзитный номер № <.>, до дорожно-транспортного происшествия автомобиль находился в исправном состоянии. ДД.ММ.ГГГГ примерно в 17 часов он на своём автомобиле со своим другом ФИО2., который располагался на переднем пассажирском сиденье, ехали в восточном направлении по , при этом были пристёгнуты ремнями безопасности.

В районе пересечения проезжих частей улиц уже проехав перекрёсток, он увидел, как автомобиль <.>, под управлением водителя ФИО1, резко выехал на его полосу движения. После этого, он незамедлительно прибегнул к экстренному торможению, но предотвратить лобовое столкновение с автомобилем <.> не смог.

После столкновения из автомобиля <.> вышла ФИО1, подошла к ним и сказала, что перепутала тормоз с газом, при этом от неё исходил характерный запах алкоголя. Он не почувствовал сразу, что у него повреждена нога, отстегнул ремень безопасности и стал выбивать двери, помогая ФИО2 выбраться из машины, оказал ему помощь, так как боялся, что автомобиль загорится, только после этого увидел кровь и почувствовал, что у него повреждена нога.

В момент ДТП была ясная видимость, солнце светило ему в лицо, дорога была сухой, ровной. Дорожных знаков ограничивающих скорость движения на участке дороги с его направления не было. Виновным в совершении данного ДТП себя не признает, так как считает, что виновна ФИО1, которая обязана была уступить ему дорогу в соответствии с п.п.

8.6 и 13.12 ПДД РФ, так как именно она неожиданно выехала на встречную полосу движения, и он не смог бы в любом случае предотвратить столкновение. Его скорость движения не превышала допустимую, ехал на второй передаче. ФИО1 нарушила требования п.п. 1.3,1.5, 8.1, 8.5, 13.2 ПДД РФ, и именно её действия находятся в прямой причинно-следственной связи с причинением тяжкого вреда здоровью как потерпевшему ФИО2, так и ему.Потерпевший ФИО2 полностью подтвердил показания Керимова С.А.
1.3,1.5, 8.1, 8.5, 13.2 ПДД РФ, и именно её действия находятся в прямой причинно-следственной связи с причинением тяжкого вреда здоровью как потерпевшему ФИО2, так и ему.Потерпевший ФИО2 полностью подтвердил показания Керимова С.А.

Заявил суду, что не имеет претензий к подсудимому, считает Керимова С.А. не виновным. Суду дал показания, аналогичные показаниям осуждённого.

Утверждал, что автомобиль под управлением Керимова С.А.

двигался со скоростью не более 60 километров в час, когда им на встречу, не включая поворотника, внезапно выехал автомобиль <.>.

Керимов С.А. резко затормозил, но избежать столкновения не смог. В результате ДТП ему причинён тяжкий вред здоровью, вследствие неизгладимого обезображивания лица. Считает, что виновна ФИО1, которая обязана была уступить дорогу.

ФИО1, подходила к ним и говорила, что перепутала тормоз с газом, при этом от неё исходил характерный запах алкоголя, который он почувствовал отчётливо, так как сам не пьёт. Настаивает, на том, что он был пристёгнут, так как по этому и получил вывих плеча, зафиксированный при медицинском освидетельствовании. Кроме того показал, что они уже проехали перекрёсток когда автомобиль под управлением ФИО1 выехал им на встречу.Показаниям потерпевшего, стабильным на протяжении всего предварительного следствия и в суде, и по существу оправдывающим Керимова С.А., судом первой инстанции не дано надлежащей оценки, а имеющиеся противоречия не выяснены, не оценены и не устранены.

Напротив суд указал, что оценивая показания, приходит к выводу о подтверждении ими вины подсудимого, так как они по своему содержанию последовательны, логичны и не имеют между собой противоречий.Между тем, свидетель ФИО1, показала, что ДД.ММ.ГГГГ, примерно в 17 часов, на своём личном автомобиле <.>, государственный регистрационный знак № <.> она следовала по в восточном направлении. Приблизившись к перекрёстку , на встречной полосе движения, вдалеке она увидела автомобиль <.>. Решив, что сможет совершить манёвр поворота налево, пересечь полосу встречного движения и не создавать помех движущемуся ей навстречу автомобилю <.>, так как ранее неоднократно пересекала таким образом перекрёсток, при этом не пропуская движущееся ей навстречу транспортные средствам.

Её автомобиль двигался со скоростью примерно 50 км/ч, при повороте снизив её до 30 км/ч, включив левый поворотник, приступила к совершению левого поворота и когда её автомобиль оказался на встречной полосе, спустя доли секунды, произошло столкновение.

После того, как произошло столкновение, она была в шоковом состоянии.

Затем самостоятельно вышла из машины. Она прошла к автомобилю <.>, но не разговаривала с пострадавшими, так как находилась в шоковом состоянии.

Утверждает, что спиртные напитки, а также другие одурманивающие средства и запрещённые препараты она не употребляла. Однако пояснила, что она прошла медицинское освидетельствование на состояние опьянения с помощью алкотестора.

Причём было установлено наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе. После чего она настояла, чтобы в у неё взяли на исследование кровь. По административному материалу, составленному в отношении неё за отказ пройти медицинское освидетельствование решение принято не было, так как производство по нему было прекращено за истечением срока давности.Свидетель ФИО7 показал, что ДД.ММ.ГГГГ, примерно в 17 часов он находился в магазине <.> по , где работает ФИО15 и в этот момент они услышали с улицы шум.

Выйдя на улицу, он увидел, что тёмный автомобиль совершил столкновение с его автомобилем марки <.>, который стоял у магазина.

На противоположной стороне улицы стояла красная машина. Он помог водителю и пассажиру тёмного автомобиля выйти из салона, так как у них имелись телесные повреждения.

Были ли парни пристёгнуты, сказать не может.Показаниями свидетеля ФИО15 подтверждается, что в личной собственности у неё есть автомобиль <.> госномер № <.>, и данным автомобилем управляет ФИО7 ДД.ММ.ГГГГ, примерно в 17 часов они с ФИО7 находились в магазине <.>, по , автомобиль стоял около магазина. Выходя из магазина, услышали скрежет колёс, сильный удар.

Выбежав на улицу, увидели, что в их машину врезалась тёмная машина. Столкновение машин не видела, автомобиль <.> занесло от удара.

В автомобиле <.> находились два парня, а в автомобиле <.> за рулём была девушка. Свидетель вызвала скорую помощь, ФИО7 вытаскивал пострадавших парней, были ли они пристёгнуты, пояснить не может.

Участники данного происшествия ничего не рассказывали о ДТП.

Девушка с автомобиля <.> находилась в состоянии шока, бегала, ничего не говорила, пострадавшие с автомобиля <.> жаловались на боль.Показаниями свидетеля ФИО16 подтверждено, что ДД.ММ.ГГГГ в вечернее время он заехал на своём автомобиле <.> на станцию шиномонтажа, расположенную рядом с магазином <.> по . Услышал шум, выбежал на улицу, где увидел напротив магазина на проезжей части автомобиль <.>, принадлежащий ФИО1, с которой он знаком.

Ближе к магазину стоял другой разбитый автомобиль <.>, принадлежащий Керимов С.А., который также ему был знаком. Он сразу же подбежал к ФИО1 и помог ей выбраться. Последняя находилась в состоянии шока и вышла на улицу без обуви.

В это время около автомобиля <.> стоял Керимов С.А.

из ноги которого сочилась кровь. Он стал оказывать первую помощь Керимову С.А., перетянул ему ногу. Затем приехала скорая помощь. К пассажиру ФИО2 он не подходил. Ни ФИО1, ни Керимов ему не рассказывали, как произошла авария.

Были ли пристёгнуты Керимов и ФИО2, ему не известно.Свидетель ФИО17 показал, что ДД.ММ.ГГГГ примерно в 17 часов 30 минут по указанию оперативного дежурного МО МВД РФ <.> он как следователь выехал на место дорожно-транспортного происшествия, совершенного на перекрёстке улиц .

По прибытии на место, он провёл осмотр места происшествия и повреждённых транспортных средств. В протоколах осмотра и на схеме все было зафиксировано. Указано, что была следующая обстановка: светлое время суток, дорога ровная, дорожное покрытие сухое, асфальт.

Когда прибыли на место происшествия, то пострадавших с автомобиля <.> не было, находилась только водитель второго автомобиля <.> ФИО1 Осматривал он участок автодороги, длиною 50 метров, расположенный западнее .

Зафиксировал, что на проезжей части, западнее вышеуказанного были два параллельных следа протекторов шин. Данные следы в конце резко меняют траекторию движения и ведут к задним колёсам автомобиля <.>, который ориентирован в западном направлении.

Данный автомобиль сильно повреждён в передней части и соприкасается с автомобилем <.>.

На данном автомобиле повреждена боковая правая часть и автомобиль ориентирован в восточном направлении.

Автомобиль <.> ориентирован в восточном направлении и имеет обширные повреждения, предполагает, что удар пришёлся в боковую часть. Из следов видно, что ДТП произошло на полосе движения <.>.

Водитель ФИО1 пояснила ему, что когда стала совершать манёвр поворота налево, при этом включила поворотники, в правую часть её автомобиля врезался встречный автомобиль <.>.

Кроме того свидетель показал по ходу движения автомобиля <.> имелся знак ограничение скорости 40 км/ч.

Суд первой инстанции также не дал оценки тому обстоятельству, что ФИО1, давая показания в суде первой инстанции утверждала, что двигалась на автомобиле со скоростью 50 км/ч, при ограничении скорости 40 км/ч. Из показаний свидетеля ФИО18 следует, что ДД.ММ.ГГГГгода примерно в 17 часов 30 минут от оперативного дежурного ему поступило сообщение о том, что на перекрёстке улиц совершено дорожно-транспортное происшествие и имеются пострадавшие.
Из показаний свидетеля ФИО18 следует, что ДД.ММ.ГГГГгода примерно в 17 часов 30 минут от оперативного дежурного ему поступило сообщение о том, что на перекрёстке улиц совершено дорожно-транспортное происшествие и имеются пострадавшие.

После чего, он совместно с руководителем следственного органа ФИО19 и следователем ФИО17 выехали на место происшествия, куда также выехали инспектора ДПС ОГИБДД. По прибытию на место дорожно-транспортного происшествия стали проводить осмотр места происшествия и повреждённых транспортных средств.

Было зафиксировано, светлое время суток, дорожное покрытие сухое, асфальт.

С помощью фотокамеры им были зафиксированы следы протекторов шин, расположение участка дороги, повреждённые автомобили На месте происшествия с пострадавшими он не разговаривал.Свидетели, сотрудники ДПС ФИО8, ФИО9, ФИО3 дали аналогичные показания.Из протокола проверки показаний на месте с участием свидетеля ФИО1, следует, что она указала, как совершала манёвр, на каком расстоянии находился автомобиль <.> перед началом совершения ею манёвра поворота, указав расстояние 198 м. (т.3 л.д.1-6)При проведении очных ставок между ФИО2, Керимовым С.А.

и ФИО1, они подтвердили свои показания, данные на следствии. (т.3 л.д. 69-72, т.3 л.д.73-76)Из протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, в ходе которого осмотрен участок дороги по , где совершено ДТП и зафиксированы следы транспортных средств. (т.1 л.д.8-17)В протоколе осмотра транспортного средства от ДД.ММ.ГГГГ зафиксированы имеющиеся повреждения автомобиля <.> транзитный номер № <.>.

(т.1 л.д.19)В протоколе осмотра транспортного средства от ДД.ММ.ГГГГ зафиксированы имеющиеся повреждения автомобиля <.> государственный регистрационный номер № <.>.

(т.1 л.д.20)В протоколе осмотра транспортного средства от ДД.ММ.ГГГГ зафиксированы имеющиеся повреждения автомобиля <.> государственный регистрационный номер № <.> с повреждениями. (т.1 л.д.21)В соответствии с протоколами осмотра предметов, были осмотрены автомобили <.>транзитный номер № <.>, <.>государственный регистрационный знак № <.>, <.> государственный регистрационный знак № <.>, с повреждениями и признаны вещественными доказательствами по делу.

(т.2 л.д.12-16, т.2 л.д. 5-9, т.2 л.д. 18-22)Из акта судебно-медицинского обследования № <.> от ДД.ММ.ГГГГ, следует, что ФИО2 причинены следующие телесные повреждения: вывих правого плеча, сотрясение головного мозга, ушиблено-рванные раны лица. Данные повреждения по своей совокупности относятся к категории повреждений, причинивших вред средний степени тяжести, по признаку длительного расстройства здоровья, сроком более трёх недель.

Данные повреждения, учитывая их морфологические свойства, могли быть получены в салоне автомобиля в момент его резкого прекращения движения, возможно при лобовом столкновении и в срок и при обстоятельствах указанных в направлении. Ушиблено-рванные раны лица повлекли за собой образование множественных посттравматических рубцов лица, которые нуждаются в реконструктивных косметологических операциях и в связи с этим относятся к неизгладимым повреждениям. (т.1 л.д.122-126)Тоже следует из заключения эксперта № <.> от ДД.ММ.ГГГГ.

(т.1 л.д.209-210)В соответствии с постановлением Палласовского районного суда Волгоградской области от ДД.ММ.ГГГГ, судом установлено, что множественные рубцы на видимой части лица у потерпевшего ФИО2, являются неизгладимыми, с учётом общепринятых эстетических представлений о нормальном человеческом облике, обезображивают его лицо, что даёт основание суду полагать, что в результате ДТП ему причинён тяжкий вред здоровью. (т.1 л.д. 234-235)Из заключения эксперта № <.> от ДД.ММ.ГГГГ, следует, что Керимову С.А.

причинены телесные повреждения повлёкшие тяжкий вред здоровью, по признаку значительной стойкой (более чем на одну треть) утраты трудоспособности (согласно Медицинским критериям правил определения степени тяжести вреда причинённого здоровью человека по приказу МЗ и Соцразвития РФ от ДД.ММ.ГГГГ № <.>), а именно: открытый внутрисуставной перелом правого бедра в нижней трети. Фрагментарный перелом надколенника, верхней трети правой большеберцовой кости.Данные повреждения могли быть причинены при ДТП в результате резкого прекращения движения автомобиля и удара конечностью о выступающие части в салоне автомобиля, возможно в срок и при обстоятельствах, указанных в описательно-мотивировочной части постановления (т.2 л.д.

184-185).Излагая в приговоре выводы об обстоятельствах ДТП, по содержанию соответствующие отдельным выводам экспертиз, суд не указал, почему счёл заключение одного эксперта более достоверным, чем заключения другого эксперта, не высказал суждений и не конкретизировал свои выводы относительно того, чьи выводы подтверждают те или иные обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. .Кроме того, суду первой инстанции следовало иметь в виду, что в компетенцию судебной автотехнической экспертизы входит решение только специальных технических вопросов, связанных с дорожно-транспортным происшествием. Излагая в приговоре показания эксперта ФИО4, суд приводит практически полный текст заключения № <.> от ДД.ММ.ГГГГ, не давая надлежащей оценки имеющимся противоречиям.

Так эксперт ФИО4, установил, что скорость движения автомобиля <.> перед началом экстренного торможения составляла не менее 109 км/ч. Эксперт не смог определить скорость движения автомобиля <.>, ссылаясь на отсутствие методик.

Кроме этого, давая оценку действиям водителя <.>, эксперт уклонился от ответов на поставленные вопросы в отношении водителя автомобиля <.>.Так в заключении № <.> от ДД.ММ.ГГГГ эксперт указал, что в дорожной ситуации, указанной в постановлении о назначении экспертизы, при совершении манёвра левого поворота, водитель автомобиля <.> по отношению к водителю автомобиля <.> должен был руководствоваться требованиями пункта 13.12 Правил дорожного движения, в соответствии с которым при повороте налево или развороте водитель безрельсового транспортного средства обязан уступить дорогу транспортным средствам, движущимся по равнозначной дороге со встречного направления прямо или направо. Вопрос о соответствии действий водителя автомобиля <.> требованиям пункта 13.12 Правил дорожного движения, не может быть решён экспертным путём как выходящий за пределы компетенции эксперта.В дорожной ситуации, указанной в постановлении о назначении экспертизы, для обеспечения безопасности дорожного движения водитель автомобиля <.> должен был руководствоваться требованиями пунктов 1.3, 2.1 п.п. 2.1.2, 10.1 и 10.2 Правил дорожного движения.

С технической точки зрения, в данной дорожной ситуации в действиях водителя автомобиля <.> усматривается не соответствие требованиям пунктов 1.3, 2.1 п.п.

2.1.2, 10.1 и 10.2 Правил дорожного движения.Далее эксперт даёт более развёрнутое толкование, которое также основано на предположении, о том, что при соблюдении водителем <.> скоростного режима, установленного в населённом пункте, водитель автомобиля <.> помехи для движения, а равно как и опасности для движения водителю автомобиля <.>, не создавал. При этом водитель автомобиля <.>, двигаясь со значительным превышением скоростного режима, мог сам создавать своими действиями опасность для движения другим участникам дорожного движения. При условии, что опасность для движения могла создаваться водителем автомобиля <.>, решить данный вопрос в отношении водителя автомобиля <.> экспертным путём не представляется возможным, поскольку в данном случае необходимо дать юридическую оценку действиям водителя автомобиля <.> на предмет возможности определения им действительной скорости движения автомобиля <.> и соответственно определения возможности беспрепятственного проезда автомобиля <.> при совершении манёвра левого поворота водителем автомобиля <.>, что выходит за пределы компетенции эксперта.

(т.2 л.д.71-78)В соответствии с выводами эксперта ФИО5, изложенными в заключении № <.>; № <.> от ДД.ММ.ГГГГ в сложившейся дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиля <.> гос.номер № <.> ФИО1, приближаясь к пересечению проезжих частей и , осуществляя манёвр поворота налево, для предотвращения столкновения с автомобилем <.> гос.номер № <.> под управлением Керимова С.А., двигающегося во встречном направлении, должна была руководствоваться требованиями пункта 13.12 Правил дорожного движения РФ.В данной дорожной ситуации оценка действий водителя автомобиля <.> на предмет соответствия требованиям пункта 13.12 Правил дорожного движения требует правовой оценки её действий, т.е. могла ли водитель ФИО1 оценить действительную скорость движения автомобиля <.> и соответственно определить возможность беспрепятственного для водителя автомобиля <.> совершения манёвра левого поворота, что выходит за пределы компетенции эксперта.Между тем, пункт 13.12 Правил дорожного движения РФ устанавливает требование, в соответствии с которым при повороте налево или развороте водитель безрельсового транспортного средства обязан уступить дорогу транспортным средствам, движущимся по равнозначной дороге со встречного направления прямо или направо и не обязывает водителя автомобиля, не имеющего приоритета в движении, вместо того чтобы уступить дорогу, пытаться определить действительную скорость автомобиля, имеющего приоритет. Далее эксперт указал, что в сложившейся дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиля <.> Керимов С.А., двигаясь по проезжей части , для предотвращения столкновения с осуществляющим поворот автомобилем <.> гос.

номер № <.> под управлением ФИО1, должен был руководствоваться требованиями пунктов 10.1 и 10.2 Правил дорожного движения РФ.В сложившейся дорожно-транспортной ситуации действия водителя автомобиля <.> гос. номер № <.> Керимова С.А., превысившего допустимый скоростной режим в населённом пункте и допустившего столкновение с осуществляющим манёвр поворота налево автомобилем <.> под управлением ФИО1, не соответствовали требованиям пунктов 10.1 и 10.2 Правил дорожного движения РФ.Скорость движения автомобиля <.> к моменту начала торможения в условиях места происшествия составляла 112 км/ч.Определить скорость движения автомобиля <.> не представляется возможным.Экспертным путём установлено, что при соблюдении водителем автомобиля <.> скоростного режима, установленного в населённом пункте, водитель автомобиля <.> помехи для движения, а равно как и опасности для движения водителю автомобиля <.> не создавал. При этом водитель автомобиля <.>, двигаясь со значительным превышением скоростного режима, мог сам создавать своими действиями опасность для движения другим участникам дорожного движения.

Таким образом, при условии, что опасность для движения могла создаваться водителем автомобиля <.>, решить данный вопрос в отношении водителя автомобиля <.> экспертным путем не представляется возможным, поскольку в данном случае необходимо дать юридическую оценку действиям водителя автомобиля <.> на предмет возможности определения им действительной скорости движения автомобиля <.> и соответственно определения возможности беспрепятственного проезда автомобиля <.> при совершении манёвра левого поворота водителем автомобиля <.>, что выходит за пределы компетенции эксперта. Данные выводы эксперта также основаны на предположениях, следовательно не могут быть признаны заведомо достоверными и должны оцениваться с учётом принципа презумпции невиновности.Далее эксперт указал, что в случае если органом следствия будет установлено, что водитель автомобиля <.> при совершении маневра левого поворота создавал опасность для движения водителю автомобиля <.>, то в такой ситуации предотвращение столкновения водителем автомобиля <.> зависело не от технической возможности, а было сопряжено с выполнением им требований пункта 13.12 правил дорожного движения РФ.Водитель автомобиля <.> располагал технической возможностью предотвратить столкновение при условии, что ему создавалась опасность для движения путём применения экстренного торможения.При условии, что опасность для движения создавалась самим водителем автомобиля <.>, осуществлявшим движение со значительным превышением скоростного режима, то в такой ситуации предотвращение столкновения водителем автомобиля <.> заключалось не в технической возможности, а сопряжено было с выполнением им требований пунктов 10.1 ч.1 и 10.2 Правил дорожного движения РФ.Схема дорожно-транспортного происшествия, содержит информацию о следах на проезжей части, оставленных колёсами транспортных средств до и после столкновения.

След, оставленный колёсами автомобиля <.>, расположен на правой полосе движения по ходу движения автомобиля <.>. После столкновения след резко меняет своё направление в сторону правого края проезжей части.

Следовательно, траектория движения автомобиля <.> выглядит следующим образом: автомобиль <.> двигался по правой полосе своего направления движения в заторможенном состоянии, оставив на проезжей части след торможения длиной 9,0 метров, в момент удара ось автомобиля была параллельна оси проезжей части, затем после столкновения траектория изменилась на 140-150 градусов; автомобиль <.> до столкновения следов торможения на проезжей части не оставил, но исходя из место столкновения транспортных средств, можно сделать вывод, что автомобиль <.> осуществляя манёвр левого поворота находился на полосе встречного движения.В начальный момент столкновения автомобиля <.> и автомобиля <.>, во взаимодействие вошла правая часть передней стороны автомобиля <.> с передней частью автомобиля <.>, при этом водитель автомобиля <.>, осуществляя манёвр левого поворота находился на полосе встречного движения. Их продольные оси располагались под углом в пределах 170°-180° (175°);далее, в последующие моменты контакта произошло частичное взаимное внедрение контактируемых участков данных транспортных средств, при котором они оба, воздействуя друг на друга, стали разворачиваться.

Автомобиль <.> после столкновения сместился назад и развернулся по ходу часовой стрелки, автомобиль <.> продолжил движение в сторону правой обочину базового направления и затем столкнулся с автомобилем <.> гос. номер № <.>.столкновение встречно двигавшихся автомобилей <.> и автомобиля <.> произошло на правой полосе движения базового направления по ходу движения автомобиля <.> в районе изменения направления следа торможения автомобиля <.>, на расстоянии 17,3 м от лини , при этом автомобиль <.> двигался по правой полосе относительно своего направления движения, а автомобиль <.> согласно механизма столкновения выехал на полосу встречного движения. Данный факт подтверждается наличием следов торможения автомобиля <.> на проезжей части.В сложившейся дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиля <.> гос.

номер № <.> ФИО1, приближаясь к пересечению проезжих частей и , осуществляя маневра поворота налево, для предотвращения столкновения с автомобилем <.> гос. номер № <.> под управлением Керимова С.А., двигающегося во встречном направлении, должна была руководствоваться требованиями пункта 13.12 Правил дорожного движения РФ.

Вопросы о наличии нарушений требований Правил дорожного движения РФ водителем автомобиля <.> требуют правовой оценки их действий, что выходит за пределы компетенции эксперта.Место столкновения относительно пересечения проезжих частей и произошло за пересечением, на расстоянии 2,3 м линии правого края проезжей части .Место столкновения относительно проезжей части дороги, предназначенной для встречного или попутного движения, на встречной полосе движения автомобиля <.> на расстоянии 17,7 метра от линии .Продольные оси автомобилей <.> и <.> располагались под углом в пределах 170°-180° (175°). При ударе контактировали правая часть передней стороны автомобиля <.> с передней частью автомобиля <.>.

После столкновения автомобиль <.> сместился назад и развернулся по ходу часовой стрелки, автомобиль <.> продолжил движение в сторону правой обочины базового направления и затем столкнулся с автомобилем <.> гос. номер № <.>.Столкновение встречно двигавшихся автомобилей <.> и автомобиля <.> произошло на правой полосе движения, в месте резкого изменения следа юза автомобиля <.>.

(т.2 л.д. 132-148)Судом первой инстанции также были исследовано, признано допустимым и достоверным доказательством защиты, заключение № <.> автотехнической экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ Центра безопасности дорожного движения и оценки ИП ФИО10, который был допрошен судом, им были сделаны следующие выводы:1. С технической точки зрения водитель автомобиля <.>, государственный регистрационный знак № <.> ФИО1 в сложившейся дорожной обстановке должен был руководствоваться п.п. 1.3, 1.5. 8.1. 8.5., 8.6, 13.12 Правил дорожного движения РФ.

Действия водителя ФИО1 не соответствуют п.п. 1.3, 1.5. 8.1. 8.5., 8.6, 13.12 ПДД РФ. Установить соответствие действий водителя ФИО1 требованиям п.8.6 ПДД РФ не представляется возможным.2.

С технической точки зрения водитель автомобиля <.> транзитный регистрационный знак № <.> Керимов С.А. в сложившейся дорожной обстановке должен был руководствоваться п.п.

1.3, 1.5., 10.1, 10.2 Правил дорожного движения РФ.

Действия водителя Керимова С.А.

не соответствуют п.п. 1.3, 1.5, 10.1, 10.2 ПДД РФ.3. Скорость движения автомобиля <.> государственный регистрационный знак № <.> составляла 106,8 км/ч, скорость движения автомобиля <.> государственный регистрационный знак № <.> составляла 19,7 км/ч.4.

В сложившейся дорожной обстановке водитель автомобиля <.>,государственный регистрационный знак № <.> ФИО1 в случае выполнения требований п.п. 8.5 и 8.6 ПДД РФ располагала технической возможностью предотвратить данное дорожно-транспортное происшествие.5.

Действия водителя ФИО1 не соответствуют п.п. 1.3, 1.5, 8.1, 8.5, 13.2ПДД РФ.

Действия водителя ФИО1 с технической точки зрения находятся в причинной связи с наступившими последствиями. (т.2 л.д.36-52)Кроме того, судом первой инстанции была проведена дополнительная экспертиза экспертом ФБУ <.> ФИО6 Экспертом сделаны выводы о том, что скорость движения автомобиля <.> в данной дорожной ситуации была более 93 км/ч. Определить скорость движения автомобиля <.> перед столкновением в данной дорожной ситуации по действующим в экспертной практике методикам не представляется возможным.

По результатам проведённого исследования можно сделать вывод, что, зафиксированные на исследуемых автомобилях повреждения характерны для продольного блокирующего центрального столкновения, при котором указанные автомобили контактировали передними частями практически по всей габаритной ширине и располагались в первичный момент столкновения под углом 168-173 градуса относительно направления движения своих продольных осей.С технической точки зрения можно сделать вывод, что место столкновения автомобиля <.> с автомобилем <.> расположено в месте преломления следа торможения от автомобиля <.> на расстоянии 9 м.

от его начала и на расстоянии 17,3 м. от линии находится на правой полосе относительно направления движения автомобиля <.>.

В данной дорожной ситуации при условии прямолинейного движения водителю автомобиля <.> следовало руководствоваться п.п.

10.1, 10.2 ПДД. Установление причинно-следственной связи между действиями водителей и наступившими последствиями также как и соответствия действий участников ДТП требованиям ПДД, требует профессиональной правовой оценки действий участников ДТП и с технической точки зрения не решается.В данной дорожной ситуации при условии выполнения манёвра поворота налево водителю автомобиля <.> следовало руководствоваться п.п.

8.1, 13.12 ПДД. Установление причинно-следственной связи между действиями водителей и наступившими последствиями также как и соответствия действий участников ДТП требованиям ПДД, требует профессиональней правовой оценки действий участников ДТП и с технической точки зрения не решается.Остановочный путь автомобиля <.> в данной дорожной ситуации при скорости движения 93 км/ч. составляет около 87 м., что больше расстояния 52 м. (минимально возможное расстояние от места столкновения, на котором водитель автомобиля <.> в данной дорожной ситуации начал реагировать на возникшую опасность).

Соответственно, в данной дорожной ситуации при скорости движения 93 км/ч., у водителя автомобиля <.> отсутствовала техническая возможность избежать столкновения путём торможения.По действующим в экспертной практике методикам, техническая возможность избежать столкновения рассчитывается только для водителя транспортного средства, имеющего преимущество в движении, в данной дорожной ситуации водитель автомобиля <.> не имел преимущества в движении, соответственно ответить на поставленный вопрос не представляется возможным.Правила Дорожного Движения не регламентируют траекторию движения транспортного средства при осуществлении манёвра поворота, манёвр поворота транспортного средства должен выполняться с условием соблюдения требований п. 8.1 ПДД РФ. При условиях задаваемого вопроса водителю автомобиля не запрещается выполнять манёвр поворота налево.В соответствии со ст. обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном этим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.Суд апелляционной инстанции считает установленными следующие обстоятельства.Столкновение между автомобилем марки <.>, транзитный номер № <.>, под управлением Керимова С.А., двигавшемся в западном направлении по и автомобилем <.>, государственный регистрационный знак № <.> под управлением ФИО1, передвигавшимся во встречном направлении, произошло в результате выезда последнего на полосу встречного движения, где и произошло дорожно-транспортное происшествие, а не в результате превышения скоростного режима Керимовым С.А.Изложенные выше обстоятельства подтверждаются следующими доказательствами.Все эксперты делают аналогичные выводы относительно того, что в сложившейся дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиля <.> гос. номер № <.> ФИО1, приближаясь к пересечению проезжих частей и , осуществляя маневра поворота налево, для предотвращения столкновения с автомобилем <.> гос. номер № <.> под управлением Керимова С.А., двигающегося во встречном направлении, должна была руководствоваться требованиями пункта 13.12 Правил дорожного движения РФ и при повороте налево была обязана уступить дорогу транспортным средствам, движущимся по равнозначной дороге со встречного направления прямо, при этом предотвращение столкновения водителем автомобиля <.> зависело не от технической возможности, а было сопряжено с выполнением им требований пункта 13.12 Правил дорожного движения РФ.Столкновение имело место за пересечением проезжих частей и , на расстоянии от 2,3 м линии правого края проезжей части .Место столкновения автомобиля <.> с автомобилем <.> расположено в месте преломления следа торможения от автомобиля <.> на расстоянии 9 м.

от его начала и на расстоянии 17,3 м. от линии находится на правой полосе относительно направления движения автомобиля <.>.Зафиксированные на исследуемых автомобилях повреждения характерны для продольного блокирующего центрального столкновения, при котором, указанные автомобили контактировали передними частями практически по всей габаритной ширине и располагались в первичный момент столкновения под углом 168-173 градуса относительно направления движения своих продольных осей.Принимая во внимание изложенное и толкуя в соответствии с ч. 3 ст. все неустранимые сомнения относительно обстоятельств совершённого деяния в пользу осуждённого Керимова С.А., суд апелляционной инстанции считает, что в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства в суде первой инстанции убедительных и не содержащих пороков доказательств виновности Керимова С.А.

в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. , не собрано, выводы суда первой инстанции изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем приговор суда подлежит отмене, а Керимов С.А.

— оправданию по предъявленному ему обвинениюСуд апелляционной инстанции считает, что превышение скорости водителем Керимовым С.А.

не находится в прямой причинно-следственной связи с произошедшим ДТП.Таким образом, судом апелляционной инстанции не установлено наличие прямой причинно-следственной связи между нарушением Керимовым С.А.

требований Правил дорожного движения РФ и наступившими последствиями, поскольку рассматриваемое дорожно-транспортное происшествие произошло на полосе движения автомобиля под управлением Керимова С.А., в связи с чем приговор суда первой инстанции подлежит отмене с вынесением по делу оправдательного приговора в отношении Керимова С.А.

за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.

1 ст. .В соответствии с ч. 1 ст. суд апелляционной инстанции считает необходимым признать за оправданным Керимовым С.А. право на реабилитацию, разъяснив ему предусмотренное ст.

право на возмещение имущественного ущерба, устранение последствий морального вреда, восстановление трудовых, пенсионных и иных прав.Мера пресечения в отношении Керимова С.А.

в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении подлежит отмене.Учитывая изложенное, апелляционное представление государственного обвинителя Майфета Н.А. удовлетворению не подлежит.Руководствуясь ст.

, , , 38913, 38915, 38920, 38928, 38929, 38933 УПК РФ, суд ПРИГОВОРИЛ:апелляционную жалобу осуждённого удовлетворить, приговор Палласовского районного суда Волгоградской области от 6 августа 2015 года в отношении Керимов С.А. — отменить. Керимов С.А. по предъявленному ему обвинению по ч.

1 ст. оправдать по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. , ввиду отсутствия в деянии состава преступления.Избранную в отношении Керимова С.А.

меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменить.В соответствии с ч.

1 ст. признать за оправданным Керимовым С.А.

право на реабилитацию, разъяснив предусмотренное ст. право на возмещение имущественного ущерба, устранение последствий морального вреда, восстановление трудовых, пенсионных и иных прав.Вещественные доказательства: автомобиль <.> государственный регистрационный знак № <.> находящийся на сохранении у ФИО7 – оставить по принадлежности у данного лица, автомобиль <.> транзитный номер № <.>, находящийся на стоянке ОГИБДД ОМВД России по – передать Керимов С.А., автомобиль <.> государственный номер № <.>, находящийся на стоянке ОГИБДД ОМВД России по – передать ФИО1.

Апелляционное представление государственного обвинителя Майфета Н.А. оставить без удовлетворения.Апелляционный приговор может быть обжалован в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ.Судья А.Е. СиницынВолгоградский областной суд (Волгоградская область) Керимов С.А.

Синицын Андрей Евгеньевич (судья) Судебная практика по применению норм ст.

264, 264.1 УК РФ

Авария с двойным дном

Верховный суд начал пересматривать дела, по которым было принято решение, противоречащее постановлению Пленума ВС. Речь идет о постановлении, в котором разъясняется, что если водитель нарушает правила, например едет по обочине, или по встречной, или на красный, то преимуществ ни перед кем на дороге он не имеет.

И в случае аварии виноват будет именно он. Это постановлением № 20 от 25 июня 2021 года. Нарушитель правил лишается на дороге всех преимуществ.

А значит, ему и отвечать за аварию. Фото: Владимир Гердо / ТАСС И вот интересная история. Некую гражданку Шеянову оштрафовали на 2500 рублей за то, что она нарушила правила дорожного движения, что привело к причинению легкого вреда здоровью потерпевшего.Ей еще повезло, ведь часть 1 статьи 12.24 предусматривает за это наказание в виде штрафа от 2,5 до 5 тысяч рублей или лишение прав на срок от года до полутора лет.

Однако она и с таким штрафом мириться не стала.

И дошла до Верховного суда, который 5 июня 2021 года оставил наказание и решения нижестоящих судов в силе.

Однако после того как вышло постановление Пленума ВС, Шеянова подала повторную жалобу в Верховный суд. Она указала на позицию Пленума.

Это новое основание для пересмотра судебных актов, принятых ранее.Итак, авария произошла 16 мая 2018 года. Согласно документам и предыдущим решениям судов, гражданка Шеянова выезжала с прилегающей территории на дорогу с поворотом налево и не уступила дорогу другому автомобилю, которым управлял некто Темирханов.

В результате Темирханов получил повреждения, повлекшие легкий вред здоровью. Казалось бы, все ясно и понятно. И гражданка Шеянова действительно виновата в ДТП и должна понести наказание.

Но судья решил проверить дело в полном объеме.Если водитель едет по обочине или по встречной полосе, то никаких преимуществ он не имеет, а у других водителей нет обязанности ему уступать дорогуИ вот что выяснилось. Шеянова не раз заявляла о том, что второй участник аварии двигался с нарушением правил по встречной обочине. При этом в материалах дела Шеяновой есть копия постановления мирового судьи.

Из его содержания видно, что Термиханов в нарушение правил выехал на полосу встречного движения, где совершил столкновение с машиной Шеяновой.То есть получается, Шеянова, ничего не подозревая, выехала на дорогу с поворотом налево. В это время ей в лоб, по встречной же полосе выехал Темирханов.

Произошло лобовое столкновение. Инспектор же завел административное дело и на Темирханова, и на Шеянову.

И ни один из судей на это не обратил внимания. Написано в протоколе: не уступила дорогу, выезжая с прилегающей территории, значит — виновата.Но согласно постановлению Пленума ВС № 20 водитель транспортного средства, движущегося в нарушение правил по траектории, движение по которой не допускается (например, по обочине, во встречном направлении по дороге с односторонним движением), либо въехавшего на перекресток на запрещающий сигнал светофора или жест регулировщика, не имеет преимущественного права движения. И у других водителей (например, выезжающих с прилегающей территории или осуществляющих поворот) отсутствует обязанность уступить ему дорогу.Именно на это сослался судья Верховного суда, рассматривающий повторную жалобу.

Он указал, что водитель Темирханов не имел преимущественного права проезда нерегулируемого перекрестка. При таких обстоятельствах необоснованны выводы судебных инстанций о нарушении Шеяновой правил и наличии в ее действиях объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.24 КоАП.Судья принял решение производство по делу прекратить за отсутствием состава административного правонарушения, все вынесенные решения в отношении Шеяновой отменить.Здесь водителю удалось добиться справедливости. Но можно предположить, что Верховному суду еще предстоит пересмотреть немалое количество подобных дел.

Ведь до выхода этого постановления Пленума судебная практика была довольно разношерстной. И тот же Верховный суд в каких-то случаях признавал виновным в аварии того, кто не уступил дорогу машине, ехавшей по обочине, а в каких-то случаях указывал, что именно «обочечник» не имел никаких преимуществ.Стоит отметить, что признание отсутствия состава нарушения у одного из водителей еще не делает виновным в аварии другого. Это уже задача для другого судебного разбирательства.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+